Безудержное веселье

Безудержное веселье

Как известно, народы разнятся по многим признакам, у каждой нации существует определенный набор традиций, праздников, да и способ выражения своих мыслей и эмоции, несомненно, обладает определенной спецификой. Что касается юмора и давно распространенного первоапрельского обычая подшучивать над близкими, то и здесь каждый народ проявляет себя по-разному. Что, как и почему выясняли за круглым столом в редакции газеты «Комсомольская правда» представители немецкой, еврейской, киргизской и хакасской диаспор нашей республики. Так в чем же выражается разница?

Во-первых, празднование 1 апреля, прижившееся в России, не обладает такой же популярностью у представителей других культур. К примеру, в еврейской и киргизской, такая традиция полностью отсутствуют, да и немцы, осевшие в нашей республике относятся к первоапрелю без особого энтузиазма. Однако это совсем не означает, что они не любят или не могут пошутить.

1.jpg

Во-вторых, о чем пошутить и над чем посмеяться, тоже выбор непростой. В этом плане самыми юмористичными, без сомнения, можно признать еврейскую нацию, что подтверждает большое количество шуток, львиная часть которых приходится на всем известного Рабиновича и другие собирательные образы. Необходимо отметить и то, что смеется народ, прежде всего, над самим собой, к примеру, излишняя бережливость народа получила отражение в следующей истории:

Ребе собрал всех евреев в синагоге:
— Русские нас не любят, потому что мы не умеем пить водку. Пусть завтра каждый из вас принесёт по бутылке водки, мы сольем все в большой котел и будем учиться ее пить.
Назавтра Абрам, собираясь в синагогу, берет с собой бутылку водки. Жена интересуется:
— А это еще зачем?
Выслушав мужа, забирает у него водку и дает бутылку воды:
— На столько бутылок водки одну бутылку воды никто не почувствует, и нечего зря деньги тратить!
В синагоге, когда все собрались, ребе спросил:
— Ну что, все водку принесли? Сливайте в котел!
Когда все вылили содержимое своих бутылок, ребе подошел к котлу и попробовал — чистая вода...
— Вот за это нас и не любят русские!

В хакасской традиции жанр анекдота, можно сказать, не прижился, а владение словом выразилось в тахпахах, емких и остроумных четверостишиях, в которых состязались юные хакасы. Один из нюансов этого жанра состоит в том, чтобы задеть соперника, не касаясь физических его недостатков, а соблюсти такую тонкую грань тоже надо уметь.

2.jpg

Что касается этнических киргизов, то в их культуре анекдот выступает как средство некоторой оппозиции к действительности. Существуют также и свои юмористические персонажи, например Апенди, который высмеивает богачей и выступает против сословного неравенства. Среди киргизских традиций существует обычай размещать гостей согласно их сословному делению, что осуждается в следующем анекдоте:

Пригласили Апенди на праздник, оделся он наспех, встретили его по одежке и проводили праздновать в дом с бедняками. Через некоторое время случился праздник, на который Апенди пришел в дорогой одежде, проводили его прямиком к почетным гостям, а он к еде и не притрагивается. Спрашивают его, почему, мол, не ешь? — Вы не меня пригласили, а мою одежду, отвечает Апенди.

Большинство шуток порождают национальные различия, как раз именно здесь проявляется и отношение нации, как к самим себе, так и к другим народам.

3.jpg

Находят отражение в анекдотах и исторические события, к примеру, в определенные моменты Германия то закрывала свои границы, то вновь открывала, что привело к национальной пестроте жителей Бундесманшафта. Собственно возникновение следующего анекдота тому подтверждение:

2020 год. Идут по Берлину два полицейских, видят, лежит на дороге человек. Подходят, достают у него документы, изучают. Один другому говорит:
— Глянь, Грицко, яка фамилия смешна — Мюллер.

Конечно, появление характера нации в юморе дело тонкое, однако, можно придти к выводу, что темы для анекдотов везде одинаковы: исторические события, семейные вопросы, черты характера, национальные контакты. Суть в том, что нужно учиться относится ко всему с юмором и уметь смеяться не только над чужими шутками, но и над самим собой.

4836