Чир Чайаан — 2019: зримое волшебство «Старого сеньора» Театра им.Образцова

Чир Чайаан — 2019: зримое волшебство «Старого сеньора» Театра им.Образцова

В этом году на фестиваль Чир Чайаан приехал долгожданный магический спектакль. Театр кукол им. Образцова показал абаканской публике «Старого сеньора и...». Куклы в человеческий рост, «черный кабинет», проза Маркеса... Это было волшебство за гранью возможного. Но лучше узнайте обо всем подробно, по порядку и с красивыми фотографиями.

В первые минуты кажется, что на сцене люди. После мозг начинает возвращать в реальность и тихо подсказывает — нет же, посмотри, вот обнаженные сочленения, а вот суставы — куклы. Но как это возможно?...

«Старый сеньор и...» — это три новеллы, три притчи, три истории о том, как в обыкновенной жизни нежданно случается счастье. Волею случая или по жребию судьбы, каждый из героев становится счастливым. Автор этих рассказов — Габриэль Гарсиа Маркес. Прозу великого колумбийского писателя вообще сложно перевести на язык сцены. Но одному из лучших художников российского театра, лауреату премии «Золотая Маска» Виктору Никоненко удалось превратить неосязаемую магию в зримое волшебство. Он написал сценографии 80 спектаклей — от Шекспира до Вампилова, а теперь его работа удивляет Абакан соединением поэтичности, гротеска и юмора.

DM_6i1x-jgw.jpg

Вот старый сеньор с крыльями и ребенок. Крылья больше не летают — перья поредели, осыпаются клочками, а к ноге привязана веревка...На лице сеньора отрешенность, вековая мудрость, но и боль. Ребенок рядом. Все время. Это новелла без слов. Простая и тихая. Основанная на чувствах, которые каждый зритель может пережить внутри себя. И лишь одна мысль — как хорошо, что мы не одиноки.

slide-4419577
slide-4419578
slide-4419579
1 / 3

Вот старая сеньора попыхивает трубкой за столом. В рассказе «Самый красивый утопленник в мире» этого персонажа нет, но режиссеру он нужен. Все время, что длится эта новелла, на сцене практически ничего не происходит. Только сеньора. Ее трубка. Жесты рук. И голос...Она рассказывает одновременно печальную и веселую историю о том, как в ее неприметной деревне нашли мужчину-утопленника — настолько красивого, что ни один с ним не сравнится. Она перебирает на столе куклы, иллюстрируя свое повествование. Сеньора, кажется, говорит по-испански, и зрители слышат закулисный перевод. На самом деле, ее язык придуман. Так возник Переводчик, синхронно озвучивающий колоритный рассказ сеньоры. Обреченность здесь оборачивается надеждой, застывшее настоящее — верой в будущее. И лепестки роз из рук старой сеньоры выстилают этот путь...

slide-4419580
slide-4419581
slide-4419582
slide-4419583
slide-4419584
1 / 5

А вот одержимый танцем Набо — его лягнула лошадь. Давно. Но мальчик не умер сразу, а задержался между миров, все еще пытаясь осознать, лишаясь рассудка. И снова здесь старый сеньор. Он вновь летает и теперь должен забрать с собой Набо. Ведь Ангелы так давно его ждут... Когда-то, в земной жизни, сеньор играл на саксофоне. Но на сцене есть и другой саксофонист, который в этот момент объединил истории и стал одним из важных персонажей.

slide-4419585
slide-4419586
slide-4419587
slide-4419588
1 / 4

В постановке Театр им. Образцова использует кукол в человеческий рост, каждой из них управляют по три-четыре человека! Из каждой куклы вынули нити и заменили на трости и руки актеров. И актеров совершенно не видно. Так называемый «черный кабинет» на сцене дает возможность кинематографического крупного плана, свет избирательно падает на самое важное. И все это создает ощущение, что куклы движутся своей волей и силой. Живости историям добавляют и другие эффекты — вот из-за кулис летят яблоки, вот перья осыпаются с крыльев сеньора, вот сам по себе начинает двигаться граммофон...

COBD80Zwn1g.jpg

Особую интонацию постановке задает мелодия живого саксофона. На нем играет лауреат международных конкурсов Иван Дыма. Только что он стоял рядом со зрителями, а в один момент переместился на сцену...Ушел за кулисы, за черный бархат...И снова появился на сцене под лучом единственного софита.

noeQoxAwkmM.jpg

Такие постановки как «Старый сеньор и...» — это всегда что-то на грани эмоций, чувств и личного восприятия. Они несут единый угадываемый посыл, но все же каждый понимает и интерпретирует его по-своему. И вряд ли зрители, переступив порог Драматического театра, ушли теми же людьми, что были до этого. И наверное этим вечером во многих окнах Абакана допоздна горел свет — тихий, мудрый и счастливый.

zztKB8FT94o.jpg

Организация X Международного эколого-этнического фестиваля театра кукол «Чир Чайаан» осуществляется благодаря финансовой поддержке Фонда Президентских грантов.

2094