Погребальные маски

Погребальные маски

В каждом музее есть какие-то оригинальные экспонаты, нескучные, с интересной историей, найденные при каких-то особенных обстоятельствах или даже обладающие какой-то мистической присказкой. В поисках таких историй мы отправились в Краеведческий музей, где Игорь Иванович Таштандинов (заместитель директора Краеведческого музея по научной работе) согласился посвятить наших читателей в тайны погребальных масок...


Первые погребальные маски были обнаружены во второй половине XIX века, когда в Хакасии начались интенсивные археологические раскопки (по просьбе создателя Минусинского музея — Николая Михайловича Мартьянова). Вообще, курганы давно известны науке, и самые первые раскопки древних захоронений проводились еще в 1722 г Даниилом Готлибом Мессершмидтом, во время первой сибирской экспедиции. Тогда еще не было создано какой-то общей картины развития древней истории на территории Хакасии. Ее смогли воссоздать только в конце XIX века, и то условно: эпоха камня, эпоха бронзы, эпоха железа. В памятниках, относящихся к эпохе железа, в курганах и коллективных захоронениях как раз и были обнаружены погребальные маски.

Традиция использования масок — общемировая. Существовали маски для шаманских обрядов, культовые, религиозные, и необязательно это изображение лица человека: встречаются изображения духов или животных. Многие исследователи считают, что традиция масок зарождается тогда, когда возникают ранние формы религии — магия, анимизм, фетишизм и так далее. Вообще, подобная традиция была практически повсеместно: в Китае, известные погребальные маски и бюсты в Древнем Риме, использовавшиеся для сохранения образа умершего после кремации. Но здесь, в Хакасии, все было несколько иначе.

Самые ранние маски встречаются в погребениях, относящихся к рубежу эр, и существовала эта традиция почти 800 лет.

Еще до возникновения традиции кремации маски делали прямо на черепах умерших людей. Череп обмазывали глиной, моделировали лицо, воссоздавали черты человека, затем глину покрывали гипсом, который придавал маске белый цвет, и затем разрисовывали какими-то органическими красками, скорее всего, охрой. Основной цвет — красный, но встречаются еще синий и зеленый цвета. На масках изображались спирали, трилистники, цветки, завитки, либо маска полностью покрывалась красной краской. Некоторые ученые предполагают, что, возможно, эти рисунки — отражение каких-то ритуальных татуировок, которые реально были на лице человека. Следы татуировок находили также на останках мумифицированных тел, на руках, груди.

Предполагается, что на ранних этапах развития Таштыкской культуры (примерно с I века до н.э. до IV-V века н.э.) погребение умершего проходило в два этапа: когда человек умирал, его тело относили на временное кладбище (и это был еще как бы не факт смерти, не окончательные похороны), и там, в небольшом погребении, выдерживали его, пока не истлеют органические останки, то есть от года до пяти лет. Потом тело выкапывали, и на черепе моделировали маску, связывали между собой кости, грудную клетку также обмазывали глиной, одевали в одежды, и в итоге получалась своеобразная мумия или кукла, которую в итоге уже хоронили в склепе.

Маска не всегда в точности повторяла реальные очертания лица умершего человека. Скорее всего, маски и погребальные куклы изготавливал какой-то специальный человек, например, жрец или шаман, который знал анатомию, разбирался в строении скелета, потому что именно он связывал кости умершего в определенном порядке.

С течением времени развивался еще один обряд — обряд трупосожжения. Пепел помещали в специальный кожаный мешочек, моделировали из одежды тело человека, шили макет головы, а в область груди (вместо сердца) зашивали мешочек с пеплом. Приблизительно в то же время возникает традиция погребальных масок-урн. Вылепливали специальные бюсты, сзади которых оставляли углубление, куда затем ставили туясок с пеплом умершего.

Кукол, маски-урны хоронили в склепы, которые строились по типу землянки. Склепы были родовыми и могли функционировать сотню или даже две сотни лет. Рядом со склепами ставили поминальники. Причем ямок с поминальниками близи от склепа могло быть с десяток. В какой-то определенный день родственники приходили и поминали умерших, а в специальном углублении оставляли пищу (чаще это было мясо на блюде).

Вообще, с точностью невозможно сказать, зачем создавались погребальные маски. Существует как минимум две версии. Первая: пытались сохранить облик умершего человека. Вторая: для того, чтобы создать границу между миром мертвых и миром живых, закрыв лицо умершего. Традиция погребальных масок исчезла приблизительно в VIII веке, то есть около 1200 лет назад, а традиция закрывания лица умершего человека существует до сих пор. Сейчас лица закрывают простыней. Поэтому гипотеза о том, что маски использовались именно для этого, имеет право на существование. Таштыкская эпоха очень сложная, относительно погребальной обрядности, и археологи продолжают исследовать захоронения и искать ответы на накопившиеся вопросы.

В большинстве случаев, создавая погребальные маски, люди действительно стремились передать черты истинного лица умершего человека, поэтому Таштыкские погребальные маски дают нам неповторимую галерею древних портретов. Сейчас, конечно, мы можем восстановить более точный портрет с помощью специальных антропологических технологий, но это затратно. У нас в музее хранятся сотни черепов, и чтобы восстановить лица людей, нужно договариваться со специалистами, которых в нашей стране, может быть, 3-4 человека. Но также существуют и сотни масок, которые, в принципе, дают представление, о том, как выглядели люди, живущие более тысячи лет назад.

slide-50447
slide-50448
slide-50449
slide-50450
slide-50451
1 / 5


Автор
Алёна Титова
Фото
Алексей Степнов
8079