Опасность не должна быть глупой

Опасность не должна быть глупой

«Ведущий, иллюзионист», — так себя называет Павел Остапчук, выступление которого нам однажды пришлось увидеть. И это были, действительно, настоящие иллюзии, фокусы — назовите как угодно, но когда молодой человек пришел в редакцию «Репаблик», на него буквально напали — просили повторить трюки с картами, которые очень понравились парням (еще бы, ведь им нужно было понять логику всех этих перетасовок). Как настоящий мастер удивлять и шокировать Павел на этом, конечно же, не остановился. На наших глазах он вогнал два 9-сантиметровых гвоздя себе в нос. И потом попросил нас их вытащить. Трясущимися руками пришлось это сделать, а иначе — неизвестно что еще в подобном роде он мог выкинуть...

IMG_0810.jpg

IMG_0797.jpg

IMG_0801.jpg

...Разумеется, это была всего лишь игра, в которой Павел исполнял свою роль. Ему всего 20 лет, и было удивительно, что в столь юном возрасте он занимается развитием своего дела. К тому же, столь необычным. Нам захотелось пообщаться с ним, попробовать узнать секреты всех этих манипуляций, разобраться в «механике» фокуса.

— Раньше я профессионально занимался спортом, дзюдо. На одних из соревнований меня «сломали» — я получил серьезную травму. После этого со спортом пришлось порвать, а что-то ведь нужно было делать, и в классе восьмом я пошел учиться в Центр детского творчества. Там меня заметила одна женщина, педагог, и с 2008 года я работал с ней. Она сама занимается подготовкой и проведением праздников.

— То есть она увидела в тебе искру таланта?

— Может быть. С 2011 года я решил попробовать сам. Ушел из ЦДТ, не закончил, не получил диплом, начал самостоятельно заниматься организацией и проведением праздников.

— Ты говоришь, что начал с праздников, сейчас тебя можно все чаще увидеть в качестве иллюзиониста, когда ты проделываешь довольно опасные трюки... 

— Мне самому очень нравится опасность. Например, глотание лезвий — очень рисковый трюк, во время которого я часто резался. Есть фокус под названием «русская рулетка», где по неосторожности можно проткнуть себе руку острой пикой. Или фаер-мэджик. Был случай, когда меня в Саяногорске из клуба увозили на «скорой», это был неудачный фокус с огнем. Я себе тогда обжег лицо, и из больницы меня забирала старшая сестра. Она уже привыкла ко всему: когда я прокалываю иглами губы, руки, когда ножи в себя втыкаю, бритвы глотаю — нормально принимает. Это первый человек, который оценивает новые фокусы, она знает абсолютно все секреты. Первый зритель — всегда она. А вот маме я не показываю ничего. Ей приходится объяснять многие трюки, как я это делаю.

e_03-7ElKug.jpg

lIHGRC_o2T4.jpg

— Ты целенаправленно выбираешь опасные фокусы?

— Публика такая пошла, классикой уже никого не удивишь. И девушкам очень нравятся парни, которые занимаются чем-то необычным и могут удивить. Кстати, я холостой (последнее произносит с долей кокетства). И мне очень нравится исполнять опасные трюки при непосредственном участии девушек. Они намного эмоциональнее парней, воспринимают все иначе, с ними приятнее выступать. Для одних фокусов нужны эмоциональные натуры, для других — поспокойнее. Когда я выступаю, как-то всегда получается выбрать из толпы именно ту, которая нужна. Выручает, наверное, мой опыт, ведь раньше я занимался непосредственно проведением праздников, умею себя подать. Здесь самое главное живое общение. Именно поэтому я никогда не пишу сценарии, это всегда неестественно. Я люблю работать в жанре стендап.

— Такое тесное общение со зрителем — интересно. Но и непредсказуемо — ведь ты слишком открыт для них в это время. Это ведь и небезопасно иногда?

— Да, публику никогда невозможно предугадать. Особенно, если это банкет, где все выпивают. Иногда люди откровенно мешают работать. Но такие случаи редки, и они закаляют. Это всего лишь опыт. Был случай, когда я выступал на 8 марта, и 80 % из присутствующих в зале были девушки. И когда подошла моя очередь выступать, дамы стали очень активно вступать со мной в диалог, просто для того чтобы обратить на себя внимание. Самых назойливых пришлось даже осадить в какой-то юмористической форме.

oEEI9NR-e7s.jpg

— С кем тебе работать труднее всего?

— Нелегко с детьми. Нелегко, но в тоже время интересно — это всегда контраст. Потому что дети все видят, их не обманешь. И они часто разоблачают. Чтобы детей по-настоящему удивить, надо очень постараться. Это взрослого можно обхитрить, польстить, но не детей, они всегда заметят халтуру. Дети видят все эмоции и не пойдут на контакт с таким ведущим, от которого не чувствуется любви. У них все намного чище и честнее. Когда ты работаешь с азартом, в кураже, это очень сильно передается им. И в ответ получаешь те же эмоции, что ты направляешь в их сторону. Любовь, которая есть у детей, в любом случае возвращается ведущему.

— С детьми ясно — тут нужна искренность, честность. А чем ты подкупаешь взрослую аудиторию?

— А в этом случае нужно продумать и сделать так, чтобы зритель был чуть-чуть не удовлетворен. Нельзя давать все сразу. Тогда людям захочется еще раз меня пригласить, а мне — еще раз кого-то удивить. Выступая где-либо в первый раз, я не выдаю все, а только закидываю крючок. И получается, что клиенты ко мне возвращаются. Очень  радует, когда меня рекомендуют — это такое сарафанное радио. Часто получается, что от меня ждут не профессионализма, а выбирают по принципу «свой», «родной».

фотограф Светлана Панина.jpg

— Тебе всего 20, и у тебя уже есть любимое дело, довольно интересное и перспективное. Как ты планируешь все это развивать в будущем?

— Сейчас я работаю над одним проектом: хочу совместить разговорный жанр и иллюзии, соединить разрозненные номера в одну историю, чтобы была какая-то сюжетная канва. А в начале марта мне дали эпизодическую роль в короткометражном фильме «8 часов», который снимается в Абакане. Это была очень маленькая роль в массовке, но мне настолько понравился процесс съемок, столько эмоций. Хотелось бы в будущем еще попробовать себя в кино. А вообще, я думаю, что здесь у нас недостаточно возможностей, чтобы реализовать все планы. В любом случае, я буду продвигать свое дело, удивлять и шокировать публику. Но что будет дальше — пока рассказывать не буду. Лучше пусть потом люди увидят все сами.

Конечно же, никто нам не выдал всю подноготную и не раскрыл секреты фокусов. Это было бы неправильным. Ведь совершенно верно — в выступлении артиста всегда должна присутствовать какая-то интрига, мистификация. А иначе какой смысл? Как говорит сам Павел, «опасность не должна быть глупой», все должно быть в пределах разумного. Но все же позже он признался, что фокус с гвоздями на публику был исполнен впервые.

Автор
Олеся Аева
Фото
Светлана Панина, Константин Коренев
7572