Итоги VII Чир Чайаана

Итоги VII Чир Чайаана

«Неотрадиционализм» и «этнофутуризм» — вот такими категориями, устремленными в «прекрасное светлое будущее», обозначили прошедший накануне VII Чир Чайаан. О том, как создавался первый, нам рассказала Соня Дурова — бывший завлит театра «Сказка» (а ныне - программный директор Творческого объединения "Культпроект", Москва) и одна из тех, кто некогда разрабатывал концепт фестиваля:

«Когда мы придумывали «Чир Чайаан» со Светланой Анатольевной Окольниковой и Евгением Ибрагимовым, у нас было изначально только желание проводить на площадке театра «Сказка» международный фестиваль театров кукол. Но, естественно, фестиваль не может быть просто набором спектаклей, не объединенных никакой идеей, темой или идеологией. Форму эколого-этнического фестиваля подсказала сама Хакасская земля. Все мы — те, кто «стояли у истоков» — люди, приехавшие в Хакасию из разных регионов и полюбившие эту землю и ее традиции. Поэтому нам хотелось не только создать в Хакасии поле для межконфессионального, межкультурного, межэтнического диалога, но также показать гостям красоту нашей республики. Надеюсь, что «Чир Чайаан» до сих пор ставит перед собой эти задачи».

О том, насколько сегодня фестиваль следует своей первоочередной миссии, будут судить его гости и зрители. Однако в последнее время в кругу заядлых театралов и представителей СМИ высказывалось много нареканий в адрес формата фестиваля: порой в программе не хватало заявленных изначально экологии и этники, но самое важное — в ее составляющей становилось все меньше «кукол». Более того, бытует мнение, что «Чир Чайаан» со временем стал приобретать черты некого статусного события, работающего на престиж республики.

Италия.jpg

Признаться, примерно с такими скептическими настроениями ожидался очередной фестиваль. Однако эти сомнения не оправдались, чему стоит искренне порадоваться. Можно сколь угодно искать подвох или считать оправдательными слова Олега Лоевского (председателя экспертного совета фестиваля) о том, что «все, что написано — не догма, все имеет развитие» и что «Чир Чайаан» — это такая структура, которая притягивает все новое, а не цепляется за слова». Но после увиденного накануне споры о том, насколько добросовестно и профессионально провели работу над формированием афиши, будут моветоном. «Совершенный комильфо», как называли главного героя в «Свадьбе Кречинского», — примерно такими словами можно похвалить программу VII Чир Чайаана. Несмотря на то, что присутствовал некий разброс жанров: здесь были и «куклы», и классический русский театр, и театр «ДАХ», показавший нам, что такое настоящий перформанс, и залихватские коми-пермяки со скоморошным спектаклем по народным сказкам, и американская блюз-команда, — тем не менее, все это било в цель и было исполнено на высоком уровне. Театр имени Моссовета со своим спектаклем «Свадьба Кречинского», где все «по Станиславскому», дал своеобразный урок актерского мастерства для местных артистов. А что уже говорить про «Короля Лира» и «Ричарда III» — мистические, с изрядной долей эстетства, перформансы Киевского Центра Современного Искусства «ДАХ»! Это и есть настоящий театр, который, без заигрывания со зрителем, дает выход в запредельность, в иной мир. Андеграундное звучание музыки, безликие маски, костюмы тонко и очень точно передавали мертвую, завораживающую красоту пьес Шекспира.

Лир_4_5.jpg

«То, что я увидел в финале спектакля «Папа всегда прав» театра Credo, тот искренний восторг, который абаканский зритель обрушил на артистов — такого приема я не видел очень давно», — говорит о кукольниках из Болгарии Александр Вислов, преподаватель ГИТИСа. К слову, этот коллектив уже получил приглашение от театра «Сказка» на следующий фестиваль. Такие постановки, с самобытной актерской игрой и оригинальными и одновременно простейшими куклами, которые ненавязчиво, с искромётным юмором, говорят о семейных ценностях и о всепрощении, дарят душевное тепло, — обязательно должны входить в афишу любого кукольного фестиваля. 

Болгария.jpg

Равно как и«Фольклорная Магия» Сербского театра для детей: балканские ритмы, словно из картин Кустурицы, яркие костюмы и убранство сцены с народными мотивами, куклы, которые создавались прямо на наших глазах из хозяйственного скарба. Не менее виртуозно, используя только пластику своего тела и подручные средства, превращали в кукол свои руки, ступни... и даже живот кукольник Уго Суарез из Перу и Лаура Кибель из Италии. Кстати, Лаура рассказала нашему корреспонденту, что ее вдохновителем стал как раз-таки Уго Суарез, выступление которого она увидела у себя на родине около 20 лет назад. До этого Лаура занималась музыкой, играла на скрипке, сейчас же она создала свою школу актерского мастерства в Италии.

Перу.jpg

Вот с такими удивительными людьми, где-то даже — с самородками, нам выпала удача познакомиться на минувшем Чир Чайаане, который «из множества российских театральных фестивалей, зачастую делающихся «для галочки», сумел объединить в себе два основных вектора — он стал и подарком для города, и возможностью для артистов вести внутренний, рабочий, диалог», — так сказал А. Вислов на итоговой пресс-конференции. На этой финальной встрече прозвучала еще одна важная мысль: сделать фестиваль доступнее для публики. К примеру, прошедший на Первомайской площадной спектакль «Ричард III» можно было транслировать через экраны — и это предложение нашло поддержку у устроителей фестиваля. Впрочем,на сей раз это было единственное уличное представление (не считая открытия), а хотелось бы больше: устроить какой-нибудь музыкальный джем-сейшн прямо на улице или дать петрушечное представление — ведь праздник должен продолжаться и вне стен театра. Ну, а высшим пилотажем стало бы открытие фестиваля, вместо традиционного шествия, каким-нибудь зрелищным перформансом, примерно таким, какой мы увидели в исполнении театра «ДАХ». Наши артисты могут сделать не менее яркое и выразительное шоу — это мы знаем наверняка.

Ричард.jpg

Как сказал Алексей Федорченко, участник фестиваля, кинорежиссер из Екатеринбурга: «После просмотра нескольких спектаклей я стал думать категориями именно кукольного театра. Вся раскадровка у меня происходит на сцене плоскими общими кадрами — очень сложно перестроиться... У меня такое ощущение, что, кроме Хакасии, больше ничего нет, «растворился» Урал, Москвы вообще нет, Европа куда-то исчезла. И я с ужасом думаю, куда мы летим. Кажется, что мир сузился до этого пространства, и не хочется улетать».

Автор
Олеся Аева
Фото
Максим Лавринов
7572